Маленькие взрослые большой деревни. Ярославские дети выращивали табак для солдат в годы войны

Слово «надо», пожалуй, было основным для детей Великой Отечественной войны.

Слово «надо», пожалуй, было основным для детей Великой Отечественной войны. Надо было сеять, пахать, собирать урожаи, следить за животными и работать на заводах. Большинство мужчин и парней ушли на фронт, а заботы о тыловой жизни легли на плечи женщин и детей.

Мы продолжаем цикл воспоминаний о детях войны «Недетские истории». В июне 1941-го Зое Филипьевой было 7 лет. Вместе с ней в деревне Каликино Ярославского района росли две сестры и три брата. В августе 1941-го на фронт ушел отец Иван. А в августе 1942-го пришло сообщение: «пропал без вести».

С быком по воду

Вся забота о детях легла на плечи матери. Она с утра до вечера работала в колхозе. Дети помогали как могли.

– Мы выращивали табак для солдат. Весной высаживали растения и все лето ухаживали за ними. Чтобы полить кусты, надо было набрать воды на реке. Бочки грузили в повозку. В нее запрягали быка и шли за водой. На берегу выстраивались вереницей и передавали друг другу ведро с водой из реки. Когда бочки наполнялись до верха, ехали на поле, где начинался полив. А лошадей у нас не было, всех отдали на фронт, – вспоминает Зоя Ивановна.

Детворе надо было следить, чтобы табак не зацвел. Ребята шли вдоль рядов и выщипывали соцветия, как только они появлялись. К вечеру пальцы были желтыми, пахучими и липкими от сока. Ближе к осени листья созревали. Тогда их обрывали и вязали в пучки. Сушили их под навесом, а потом сдавали для производства папирос.

Лето для ребят было самой жаркой порой во всех смыслах этого слова. Взрослые косили траву, дети ворошили ее кто граблями, а кто палкой с двумя рожками. Высушенное сено сгребали в одно место, где женщины формировали стога. Когда выдавалось время, бежали в ближайшие перелески и ломали лозу, прутья осины и березы. Их тоже сушили под навесами. Зимой высушенные прутья отдавали на еду барашкам.

А осенью начинали собирать урожай. На полях выращивали репу, турнепс, картофель, брюкву, капусту и свеклу. Достать и очистить корнеплоды было половиной дела, гораздо сложнее все это было собрать и погрузить на телеги. Дети по двое хватали корзины с двух сторон и волокли их в одно место. Уже оттуда их везли в овощехранилища.

По колоску

– Все, что вырастили и собрали, отдавали на фронт, себе оставляли немного, – вспоминает пенсионерка. – Когда озимые были убраны, мы с ребятами бродили по полю и искали колоски, а потом сушили их.

Высушенное зерно сначала толкли в ступе, а потом перемалывали в жерновах. Из этой муки пекли хлеб и булки, оладьи и драченки. Такая еда была почти праздником.

Мать не получала денег за работу. Расплачивались с ней, как и с другими взрослыми, продуктами. То зерна дадут, то льняного масла, а иногда и спрессованного льняного жмыха. Последний был для детворы лакомством. Большие плитки жмыха рубили топором на куски поменьше.

– Эти кусочки мы жарили на сковородах и брали с собой в школу. Грызли жмых по дороге в соседнюю деревню, где она располагалась. Идти надо было почти четыре километра, – рассказывает Зоя Ивановна.

До печки на табуретке

Домашние дела по большей части тоже ложились на плечи детей. Хорошо было семьям, где ребята были постарше, туго – где дома были одни малыши.

– У нас было хозяйство: птица, корова, овцы. Одних покормить, за другими убрать, третьих пасти. Дел было полно, – говорит ярославна.

Вместе с сестрами Зоя отвечала не только за животных, но и за дом. Они бегали в ближайший лес за дровами. Сил у девчонок хватало, чтобы собрать сушняк. Его ломали и несли домой, а потом использовали на растопку печей.

Чтобы добраться до печи, девочки пододвигали к ней табуретку. Только забравшись на нее, можно было поставить внутрь два тяжелых чугунка. В одном готовили еду для себя, в другом – для скотины.

По вечерам дочери вместе с матерью и другими женщинами деревни брались за спицы. В ход шла шерстяная нитка, из которой вязали носки и двупалые варежки для солдат. Отвлекаться было некогда – у каждого была определенная норма, которую хочешь не хочешь, а надо было сделать в срок.

***
Когда война закончилась, Зое пришлось учиться жить в новом мире. Она окончила школу и переехала в Ярославль. Здесь получила медицинское образование, работала в медучреждениях. Когда появилась возможность, получила небольшой участок земли. Вновь, как и в дет­стве, выращивала ягоды и овощи, но уже для себя – для   дочери и внуков. Работа на земле возвращала ее в то непростое, но по-своему уникальное детство.

Фото из архива

Татьяна Жданова

Последние новости

В Рыбинске на озеленение выделят 30 млн рублей

В Рыбинске (Ярославская область) займутся вопросами озеленения. В бюджет на эти цели заложили 30 млн рублей.

«Доживают в нищете». Станут ли богаче российские старики после индексации пенсий

Сотни тысяч пожилых россиян вынуждены работать до преклонных лет Пожилым россиянам приходится экономить на всём Источник: Екатерина Тычинина / 74.RU Вице-премьер Татьяна Голикова на днях заявила,

Поставщик ОАО «РЖД», за которого заступался Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Ярославской области, оказался недобросовестным. Это подтвердили суды всех инстанций, вк

Поставщик ОАО «РЖД», определенный таковым по результатам торгов, - ООО НПП «ТрансМашКомплект» - неоднократно допускал срыв поставок хозяйственных и бытовых товаров для нужд Российской железной дороги.

Card image

Экономику РФ из-за эффекта домино может ждать двухлетний кризис

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *